Дополнительная информация
 
См. также

Сенаторы отвечают на Ваши вопросы


Александр Назаров: «Сейчас происходит то, что, наверно, что должно будет происходить, когда никто не хочет делать то, что должен делать в государстве»
21 января 2003 г.

- Наш гость сегодня  Александр Викторович Назаров, член Совета Федерации, председатель Комитета по делам Севера и малочисленных народов. Здравствуйте.

Добрый день, Наталья, добрый день, радиослушатели.

- Территория России& Россия  такая страна, где северные территории занимают преобладающую часть общей территории страны, холодная страна Россия. Поэтому, наверное, проблемы Севера или как у нас принято говорить Северов, они в общем всегда будут по определению, наверно, сложными проблемами. Потому что, жить на севере, ну что, это общее место, понятно, что сложнее, чем в Краснодарском крае. Кроме того, на северных территориях, вернее, в морях, которые омывают северные территории много рыбы. Это наше национальное богатство, это биоресурс так называемый, которым мы в общем могли бы очень хорошо распоряжаться, но распоряжаемся не всегда хорошо. Тема нашей сегодняшней беседы, мы будем о разном говорить, вот давайте начнем с того, о чем много говорят, и вот совсем недавно были проблемы в Приморье, связанные именно с рыбным промыслом  квоты на вылов рыбы, рыбаки возражают, мы теряем деньги, мы теряем биоресурс. Ваша точка зрения на эту проблему, что нужно для того, чтобы не было этих проблем.

-Ну Вы правильно сказали, Наталья Павловна, о том, что Россия действительно северная страна. Но есть еще арктические территории, и я благодарен сейчас правительству в связи с тем, что Касьянов наконец-то возглавил и работает комиссия по делам Арктики, которая рассматривает проблемы северных территорий. Действительно, российский бюджет сегодня живет именно за счет крайнего Севера. Что это такое? Нефть, газ и биоресурсы, которые идут от Баренцева моря и заканчиваются у Берингова моря и плюс межправо. Безусловно, биоресурсы, это составляющая, наверно, одна из экономических составляющих России, потому что это возобновляемые ресурсы, это первое, второе, это, пожалуй, самое главное, это продукт питания наш с вами, но и третье, это, конечно, законы, которые должны были позволять нашим прибрежным территориям, населенным пунктам, людям, которые там живут и работают, в части освоения этих биоресурсов, в законодательном акте в соответствии с межправом.

Мы, как ни странно, если посмотреть на Советский Союз, то как раз Россия занималась очень активно рыбными ресурсами в Баренцевом море, это на Дальнем Востоке. Образовалась Камчатская область, образовалось очень серьезное поселение Дальнего Востока, только благодаря именно биоресурсам. Что сейчас происходит?

Сейчас происходит то, что, наверно, что должно будет происходить, когда никто не хочет делать то, что должен делать в государстве. Это принять закон о биоресурсах. Он долгосрочный закон, давний закон, и к сожалению&

- Он в проекте существует?

- Он существует не только в проекте, он был направлен президенту, президент его возвратил в связи с нарушением части позиций Конституции. Можно было и согласиться с этим, надо было доработать. Но в том варианте, который был внесен уже в Государственную Думу, а мы, члены Совета Федерации в этой специальной комиссии, которая работала над этим законом, и был внесен он в Государственную Думу, отказались голосовать там, отказались участвовать в этом вопросе. И вот как раз я выступал на заседании Госдумы с нашей точкой зрения аргументированной, чтобы этот закон не принимать.

- Что нужно для возобновляемых ресурсов?

- Во-первых, их сохранение, во-вторых, ответственность правительства за сохранение этих биоресурсов, в-третьих, их освоение для нашего потребления и поднятия экономики, в- четвертых, занятость рабочей силы их прибрежных поселений& Ну и четвертое, это выход России на международный уровень добычи биоресурсов по межправу, который мы потеряли. В Советском Союзе мы занимали одно из ведущих мест, а сейчас отодвинулись, по-моему, если память не изменит, на 89-е место. Мы потеряли прибрежную зону Мадагаскара. Мы потеряли Алжир, мы потеряли прибрежную Атлантику и так далее и так далее. Но это объективная причина с развалом Советского Союза. Вот как раз вот эти направляющие развития, они должны быть. Конечно же, в этом плане надо смотреть на то, в первую очередь, конечно, это чтобы прибрежные поселения были заняты этой работой, ну и конечно, дорогостоящие продукты, а я вам скажу, мы не так уж богаты ими, чтобы торговать.

- Разбрасываться&

- Разбрасываться. Так кажется, что мы много вылавливаем и много добываем биоресурсов. Нет, конечно. Не так уж и много. Другое дело, что мы в нашем законодательстве не даем возможности именно поднятия своей рыбной отрасли, а за ней тянется и комплекс промышленных предприятий. Это строительство судов рыболовецких малотонажных, большетоннажных&

- Обрабатывающих заводов&

- Переработки. Мы, кстати, сегодня у себя рыбы не можем переработать. Мы не можем филе даже минтая качественно выпустить, чтобы продать его на мировой рынок. Мы продаем сырье. То есть с готовой продукцией надо выходить, если мы вступаем в ВТО. Значит, надо с качественной продукцией выходить, то есть строить береговую зону, строить переработки в городах, но качественную переработку. Хранилища также биоресурсов в замороженном виде с доставкой на стол потребителю& Это рынки такие достаточно активные должны быть. И вот этот комплекс, конечно, он не давал ничего в этом законе. Многие говорят: «А это вот тонкости». Да нет, это не тонкости. Вот как раз по тонкостям&

- В тонкостях-то и вся суть&

- Да, мы и теряем. Да почему? А мы страна большая. Кажется, что мы огромная страна, Россия. Но вот говорим, &называлась цифра 2-3 миллиарда долларов председателю правительства Касьянову по Баренцеву морю. Наши рыбаки вывозят рыбных ресурсов. А почему? А потому что там законодательство таково, что оно защищает рыбака от того места, как он вышел из дому работать, вышел в море, и как продукцию его доставить и эта продукция будет защищена. Мы же фискальных органов настолько напридумали, что этим фискальным органам теперь надо дать работу, потому что у нас ведь все ж генералы, полковники, генералы, следователи. И когда мы эти законы понапридумывали, забыли о том, а кто же работать будет? Вот как раз о том, кто работать будет, мы должны и защитить его как гражданина России, рыбака России везде и по межправу. И дать возможность ответственности правительству за исполнение этого закона по межправу. И здесь в нашей исключительной зоне двухсотмильной. Тогда это будет закон. Если это декларация и ссылаться 48 пунктов о законе правительства, тогда пусть инструкции правительство выпускает. Но этого нельзя делать. Почему? Потому что вот сейчас тенденция: все на аукцион. Ну давайте продадим на аукцион. Но кто скупит на аукционе? Скупят дорогостоящие виды продукции, которые можно продать на экспорт. Мы же отстаиваем точку зрения, что на везде, на любой рыбе, которая выловлена на 200-мильной на экономической, должен стоять товарный знак Российской федерации. То есть это товар России. Если ты даже купил на аукционе рыбу, то ты не только за аукцион платишь, ты за вывоз товара, зайди, посмотри, сколько надо сдать нам на российский рынок, чтобы мы не покупали потом креветку в Норвегии, а мы же покупаем ее оттуда, и ту же лосось, камбалу, и ту же и так далее и так далее, и все виды продукции долго перечислять. Тогда это будет нормальный закон. Тогда мы обеспечим себя биоресурсами. Нам биоресурсы крайне необходимы. Вот вы сказали о северной стране. У нас же с вами йода в организме &не хватает. Мало того, что мы сейчас новые разработки ввели &по биойодам и так далее, & сейчас как раз будем внедрять это дело, но а это ведь необходимый продукт питания&

- Ну, конечно, вот японцы, которые рыбой питаются в полной мере, они и живут долго и здоровье покрепче&

- И не только. Это продукт питания прежде всего российский. Так мы давайте дадим в глубинку дешевую рыбу&

- Сейчас рыба у нас дороже мяса&

- Все остальное, понимаете. Тогда будет ясно и понятно. Тогда рынок этот будет отрегулирован законом. А если все распродадим, давайте продадим. А то что говорят, вот мы пополним казну России, а сколько безработных будет. А сколько налогов подоходных. Кто это просчитывал? Да никто не просчитывал. С кондачка говорят: мы получим 10 миллиардов рублей в бюджет России. Ну получим. Хорошо, получили 10 миллиардов условно& Дальше, а что за 10 миллиардами стоит? Какие компании, сколько чего? Глубокий анализ надо делать. Да, действительно. Но криминализированный рыбный промысел. А кто его криминализировал? Государство Советский Союз развалилось, и наиболее открытая форма деятельности у нас сейчас где? На Дальнем Востоке, когда открыли там запретную зону, открыли свободную экономическую зону. Мы это все пережили. Мы это все с вами прошли. Есть Конституция России, есть президент России, как гарант Конституции. Вот в рамках Конституции давайте сделаем закон. А это был не закон, это была декларация, которую, может быть, отдельным личностям, которые было лоббировали этот закон, была бы выгодна, дабы узаконить ту преступность, которая, откровенную экономическую преступность, которая сейчас есть там.

- Александр Викторович, вот мы начали с холодных территорий, которых у нас много, и, может быть, чуть в сторону от рыбы, а к холоду ближе. Животрепещущая тема. Замерзают люди, замерзают дети в детских садах, замерзают больные в больницах. И все говорят: трубы поизносились. Трубы, действительно, износились. Только и слышишь: 30 лет назад была проложена магистраль. С тех пор она, действительно, ни разу не ремонтировалась. Вот когда мы с Вами только еще перед эфиром разговаривали, я услышала от Вас то, что не слышала пока еще ни от кого. Что дело не только в трубах, а дело еще и в тех, кто их обслуживает. Это так?

- Да. Но, поверьте мне, я начал работу в исполнительных органах с 80-го практически года. После стройки меня так вот судьба заставила перейти на эту работу. Я прошел практически жизнь в исполнительных органах. Скажу Вам так, что наиболее самая сложная сфера  это обслуживание жилищно-коммунального хозяйства, социальной сферы. Что же произошло сейчас? Мы приняли закон о приватизации жилья. Я тогда писал записки и говорил, что, слушайте, если мы приватизируем жилье, отдаем гражданину частную собственность, он у нас сейчас практически в каждом доме, до 70 процентов приватизировано жилья, то что же делать с теплообеспечением?

- Со сферой, да, инфраструктурой&

- Мало ведь построить хижину, ее же надо отопить. К локальной системе, у нас нет, у нас все было централизовано  котельные там, неважно, какие котельные& И в эту сферу жилищно-коммунального хозяйства в советские времена шли не особо квалифицированные люди. Мы наиболее квалифицированных держали более-менее там за счет чего-то& За счет там квартиры, давали, если вспомните, не было жилья, так мы умудрялись там служебную дать и механику, ЖЭУ начальнику, &техничку, уборщику двора и так далее. Только это людей держало там. Ну и, конечно же, часть, высококвалифицированной как бы оплаты здесь. Но мы имели профтехучилища, мы имели подготовку, обязательная практика и так далее. То есть мы готовили хотя бы какую-то замену. Что произошло сейчас? Люди, приватизировав жилье, эта сфера была брошена, затем беззакония форма жилищно-коммунального хозяйства делайте штаты, сколько себе хотите, тарифы. Я это все прошел, забастовки, все остальное. &Люди в жилищно-коммунальное хозяйство пошли, оклады себе нарисовали& А денег-то там нет. Рассчитываться некому за это дело. Эти высококвалифицированные кадры оттуда ушли, остались низкоквалифицированные кадры. Сегодня это не только проблема жилищно-коммунального хозяйства, но это проблема уже оборонной промышленности. Найти квалифицированного сварщика. Ну что такое жилище  это точечная работа. Это вот сегодня замерз дом, что произошло с домом? Десять метров трубы заржавело и сгорело. Эти десять метров трубы надо срочно сварить.

-А сварщика нет&

- Кем сварить? Сварщика нет. Трубы этой заготовки нет. Никто не знает, кто эта система БТИ, когда она уже была проверяла съемку этих сетей была сделана. Понимаете? То есть, вот эта как раз система паспортизации не произведена. Это все накоплено. Спрашиваю: вот там квартиру он себе отделал, вроде окна поставил. Я балдею, извините за выражение, с новых русских. У окна поставил там&

- А чего у него там внизу, бойлерная или котельная&

- А что внизу, потом, когда у него это, запакованные стекла, внизу течет. И он без того же холода, в том же холоде, в той же грязи живет. Это не его беда, это беда как раз этого закона.

Когда говорят о реформе жилищно-коммунального хозяйства&, о социальной защите, процессы приватизации жилья там.., о социальных последствиях жилищно-коммунальной сферы. Да, цену поднимите вы, цену поднимите, я буду платить. Ну и что я заплачу? &Вы с меня возьмете деньги& А кому? Кто будет за эти деньги там работать? Там некому. Вы будете эти деньги платить? Молодой человек не способен там работать. Потому, что он не готов. Это проблема человеческого фактора, подготовки людей. Это самая главная причина структуризации, реорганизации вообще всей системы жилищно-коммунальной сферы. Отсюда надо начинать. Это самое главное. Второе. Мы говорим о поднятии цен на квадратный метр жилья. Да, можно поднимать. Но тогда установите правительством России& фиксированную заработную плату для всех уровней собственности. Чтобы этот любой человек&

- Был в состоянии оплатить&

- А вы в состоянии были подготовить эту систему и потом, возможно, перейти на какую-то частичную приватизацию, где-то что-то делать, частично муниципальную систему управления. Но тогда туда кадры придут. Мы подготовим, надо ведь восстановить систему подготовку молодежи&

- Крамольная мысль закрадывается, а не есть ли это некий вентиль политический, если можно так красиво выразиться. Ведь вы понимаете, что когда можно использовать этот фактор социальной неудовлетворенности&, момента готовности к социальному взрыву, это же все можно удобно использовать и удачно в каких-то политических играх, к сожалению&

- &Я сейчас смотрел жилищно-коммунальное хозяйство, как раз показывали& Показывали тюрьму в Коми. Начальник тюрьмы выступает. Вы видите, у меня вся котельная, ко мне все греются с поселка, а я сам прихожу с тюрьмы, и там мерзну в этом же доме, как все, которые живут. Ну почему он подготовил? Потому что там фискальная система& Ты делай это, ты делай это, ты делай это. И они сделали. А здесь же делать некому. И, конечно, здесь же вон показали& бухту, вишь, как в тюрьме-то, оказывается, тепло. Вот вам политика. Можно на том построить, а можно на этом построить. Конечно, это вопрос не политиканства. Это вопрос продуманности, именно продуманности, очень достаточно тонкого закона и реформы жилищно-коммунальной сферы. И здесь надо начинать, прежде всего, с человека, который бы занимался именно сферой обслуживания. Это сфера обслуживания, это не жилищно-коммунальное хозяйство. Это обслуживание моего приватизированного жилья. Я удивляюсь многим и членам правительства сейчас, которые докладывали, кстати, реформу, и членам Государственной Думы, которые там возмущались. Ну не сфера жилищно-коммунального [хозяйства], это сфера обслуживания моего жилья. Я его приватизировал. Вы мне дали законом. Я обязан, как приватизатор жилья, я обязан иметь сферу обслуживания. Чтобы иметь контрактное обслуживание этой сферы. А в этой сфере должны высококвалифицированные кадры быть и за мои деньги меня обслуживать.

- Мало времени остается, еще один вопрос. Мы как-то с Вами из разных тем сразу кидаемся. Из одной в другую. Северный морской путь. Просто возвращаясь к Северам. Северный морской путь. Это было, ну как сказать, когда его проложили, это была национальная гордость, это было торжество. Это уникальная, не знаю, как сказать, графическая и экономическая, уникальный графический и экономический фактор. Почему в последнее время как будто его и нету?

- Ну, к сожалению, как и везде, мы все это достаточно забыли, бросили. Проблема экономическая не только для россиян, но и экономическая проблема и для всего земного шара. Мы, действительно, уникальное государство, которое имеем ледокольный фонд, имеем проводки, имеем опыт огромный. Я рад тому, что вот чествовали как раз Чилингарова Артура, который возглавлял вот эту всю комиссию. Присутствовал премьер, когда мы чествовали открытие Северного морского пути. Конечно же, это достижение России. И, безусловно, и благо России экономическое. Сегодня развивается экономика несколько  газ, нефть, посмотрите, в Баренцево море мы зашли с газом, Обская губа, нефть, мы заходим сейчас в Берингов пролив и так далее, то есть это требует нового экономического подхода. Но это потребует и специальных построек и судов, и проводки космической. Мы на другом уровне развития сейчас находимся. Конечно, ледокольный флот, который мы забросили, сейчас, наконец-то премьер на заседании Арктического совета, арктической комиссии подтвердил, и мы финансировать будем наш ледокол последний, который мы строим уже 10 лет. Это, дай бог, чтобы он быстрее вошел в строй. И собирать его надо не за счет портовых сборов, а именно за счет проводки и увеличения проводки судов по Северному пути, наиболее короткий путь, Атлантики, здесь, Тихого океана. Я думаю, что эта перспектива есть, сейчас над этим правительство работает достаточно активно. Я думаю, что не за будущим, не за долгим будущим, что создастся какое-то акционерное общество, компания, которая будет, в общем-то, активно участвовать с международным капиталом. А интерес есть к этим маршрутам. Я считаю, что это нельзя бросать, это достаточно уникальная вещь для нашей, для российской, экономики. Это два связывающих порта, конечно, это, в первую очередь, Мурманск&

- Мурманск&

- Во вторую очередь, Берингов пролив, порт Певек и Дудинка, вот вся зона& Другое дело, что мы не будем, конечно, населять столько людей, как раньше населяли туда, это нет смысла, сейчас уже другая система. Наблюдения за космической и так далее. Техническая связь позволяет, чтобы эти суда проводить. Но Арктику надо использовать. И конечно, правительство сейчас возвращается& Мы как раз на заседании комиссии, я был инициатором разработки закона об арктический зоне. Вот как раз там были отражены все экономические, может быть, что-то можно принимать, что-то нет. Закон этот крайне необходим России с учетом развития экономического потенциала.

- Конечно, такую же территорию нельзя, такую уникальную нельзя оставлять&

- Конечно, конечно& Но его надо, этот Северный морской путь, защитить законом, дать приоритеты ему в развитии, дать возможность международного привлечения капитала. Я думаю, и арктическое измерение, на котором мы вот сейчас, мы поддержали инициативу МИДа, с тем, чтобы Россия выступила как бы председательствующей на Арктическом совете на ближайшую перспективу. Вы знаете, что президент, Владимир Владимирович Путин, выступал на Арктическом совете в Канаде, и мы попросили, чтобы наш МИД имел возможность председательствовать& Ну, Россия  вся северная страна, и мы, конечно, должны иметь возможность свой голос в полной мере заявить мировому сообществу, что мы готовы к диалогу в части отстраивания вот механизмов международного права, в действиях нашего именно Северного морского пути&

- А вот именно с помощью новых технологий, вот Вы говорите о том, что столько людей там уже не нужно, как было раньше, для обслуживания, грубо говоря, Северного морского пути и вот того, что с ним связано. У нас существуют отечественные такие технологии, которые помогли бы нам&

- Вы знаете, мы настолько богаты новыми открытиями и настолько надо быстрее осваивать промышленности эти новые технологии, и надо забыть от того, что вот лежит она на полке и именно над этим должно работать правительство. Я Вам простой приведу пример. Разработали систему обогрева, лампового, обычного, как дневная лампа такая, инфракрасный луч. Видно, для северных территорий, для цехов больших и так далее. Принцип русской печки. Не надо ни сетей, ничего, только регулятор температуры какой надо тебе установил и уходи. Но это ионизация воздуха, это обогрев, и экономия, колоссальная экономия на одном киловатте&

- И что?

- Сейчас начали выпускать, предлагаем всем, почему, наше, отечественное производство, наша отечественная разработка, делайте. Это же уникальная вещь. Не надо этих сетей, не надо этих котельных.

- Не берут?

- Почему, берут. Начинают понимать, что это другой шаг в жизни, тогда как раз не надо этих сетей, о которых жилищно-коммунальные службы говорят.

- Только что говорили&

- А квалифицированная подготовка жилья, причем это не вредно, а полезно организму.

- Замечательно, Александр Викторович. Спасибо Вам большое. И я напоминаю, что Александр Викторович Назаров, член Совета Федерации был сегодня гостем передачи «От первого лица». Мы обсуждали проблемы холода и возможности не замерзнуть. Спасибо Вам большое.

- Спасибо. До свидания.

- Благодарю за внимание наших слушателей. И будьте здоровы. Встретимся завтра в это же время. Наталья Бехтина. Радио России.

Авторские права © 2004 Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.
103426, г. Москва, Б. Дмитровка, 26
Разработка веб-сервера: