Дополнительная информация
 
См. также

Сенаторы отвечают на Ваши вопросы


Сергей Харючи: «Слабые люди в этом краю не приживаются»
08 декабря 2005 г.

 

Информационное агентство СЕВЕР-ПРЕСС, г. Салехард, Парламентская газета «Известия» 08.12.2005.

Сергей Харючи: «Слабые люди в этом краю не приживаются»

По роду кочевой государственной службы спикеру ямальского парламента Сергеем Харючи часто доводится видеть родину с высоты птичьего полета. И одним из первых узнавать, как меняется ее облик.

- Сергей Николаевич, когда смотришь на жизнь своей малой родины с разных уровней - с парламентской трибуны, из Кремля, из-за границы, или когда оказываешься на стойбище среди соплеменников, и на тебе не строгий костюм, а мягкая малица, то какой взгляд оказывается самым пристальным?

-  Любой. Потому что жизнь очень разнообразна. Мир многолик. И Ямал наш - такой же. У него много своих неповторимых лиц. Когда по осени, над спящей тундрой восходит солнце, и первыми просыпаются птицы это Ямал. И новые миллиарды добытого газа - это, конечно же, тоже наш Ямал. Теплый чум, где тебя угостят свежей рыбой и напоят ароматным чаем, бесчисленные оленьи стада, реки, богатые рыбой, тоже Ямал. Современные проспекты наших городов, с комфортабельными домами, с прекрасными дворцами культуры, спортивными залами, художественными школами и это тоже Ямал. Но к сожалению, есть другой Ямал: с ветхим жильем, не обустроенными поселками, следами бесхозяйственности на просторах тундры со времен становления ТЭКа. Но этот наш дом, где много национальностей живут одной семьей, мы обязательно обустроим.Кажется, еще вчера мы с Василием Тихоновичем Подшибякиным пролетали над рабочим вагон-городком. Вообще-то он назывался Ягельным, а не Новым Уренгоем. Но тогда это была большая стройка. На поселение он совсем не походил. Внешне не было у него никакого сходства с городом. Разве что в одном - в постоянном движении, в энергии, с какой работала молодежь, комсомольцы из ударных бригад со всего Советского Союза, он напоминал газовый град. И мне как-то даже не очень верилось, что будет Новый Уренгой настоящим городом. С дворцами, школами, больницами. Что он станет родиной для новых поколений. И это сбылось. Не только в новом Уренгое. В Губкинском и Ноябрьске, в Муравленко, в Тазовском. Надыме, Яр-Сале, Мужах. В любом из городов или поселков нашей земли Ямальской.

-Говорят, что история - это множество разноцветных страниц одной и той же книги. Согласны?

-  Абсолютно с этим согласен. Действительно, книга одна. Наш Ямал. А страницы разные. Вспомним не столь далекие времена, когда округ жил совсем по-другому. Открыли месторождения газа. Огромные, неисчислимые его запасы. Вот он, газ, получается, и был нужен большой стране в первую очередь. А люди как будто были нужны ей во вторую.

-  Помню, как в первый раз, еще молодым работником руководящего аппарата, вернулся на родину из-за границы. И злость была, и обида, и непонимание. Почему мы так живем? Почему как нищие перебиваемся? Даже население северных поселков и городов, не говоря уже про тундровиков.

-  Под ногами богатства несметные, Европу нашим газом согреваем, а школ не хватает. Больниц мало было. В магазинах порой самого необходимого невозможно было не достать. Летом в отпуск уехать - целая эпопея. В аэропортах не протолкнуться, дорог нормальных еще не проложили. Месторождения осваивались такими темпами, которых мир не знал. А люди, свое здоровье, свои силы отдавшие, они же подвиг совершали ежедневно, но жили в некомфортных условиях.

В те годы Ямал был словно сырьевой придаток. Только не для чужой страны, а для своей собственной.

- Так ведь родину не выбирают...

- Это верно. Зато судьбу свою можно изменить. И сегодня у нас, на Ямале, проблем хватает. Много еще ветхого, аварийного жилья. Не все живут в достойных, прочных домах. Надо еще строить дороги, объекты соцкультбыта. Но ситуация в округе уже совсем другая. По средствам, перечисляемым в федеральный бюджет, наш край в числе первой тройки регионов. По уровню рождаемости мы опережаем многие регионы России. Такие темпы строительства, как на Ямале, нечасто можно встретить. Посмотрите хотя бы на Салехард. Те, кто уезжал из него лет десять, даже пять лет назад, сейчас не узнают обновленный город. В нем домов не было выше пятого этажа. А сейчас посмотрите, какие корпуса стоят! И мне кажется, что этот этап, который сегодня переживает наш Ямал, был исторически предрешен.

- Даром Божьим, природными богатствами?

- И даром, и людьми, которые здесь живут. В советские времена на Ямал приезжали лучшие, самые крепкие и упорные. Другие на Севере не приживаются. Они смогли все выдержать, построить города, сохранить культуру коренных народов Ямала, и передать все это в наследство своим детям. Сейчас на Ямале растут поколения молодых ребят и девушек, для которых наш северный край - это Родина. Другой у них нет.

Посмотрите, какие они красивые, наши дети. Это потому, что в них закладываются лучшие качества от разных народов, приехавших покорять Север. Поэтому они так успешно выступают на предметных олимпиадах, на спортивных состязаниях. И в округе, и в России, и за рубежом.

- Сергей Николаевич, вы сказали, что один из ликов Ямала - стойбище тундровиков. Насколько позитивны для них те перемены, что происходят в округе едва ли не ежедневно?

- Жизнь уже ответила на этот вопрос. Ежечасно отвечает. Перемены пришли и в оленеводческие чумы. И в рыболовецкие бригады, и к охотникам. Хорошо ли это? Однозначного ответа я не дам. То есть не скажу непреклонно очень хорошо или, наоборот, плохо стало. Вернее будет ответить так: хорошего намного больше. Я знаю, как живут коренные народы Арктики за границей. Саамы, иннуиты как живут тоже видел не раз. Они прекрасно оснащены. У них такие снегоходы и ружья, такие рации, что позавидовать можно. Но у них теряется самое главное для этноса. Чувство родства, единения с природой. Оно рождается, когда живешь среди нее, когда экстремальная ситуация часть твоей повседневности. У аборигенов скандинавских стран, Канады, Америки такого в жизни почти не остается. Они берегут свои национальные одежды, песни помнят. Но это же только часть культуры.

У нас проникновение цивилизации тоже происходит. Но если я вижу, как ненец в малице пользуется сотовым телефоном, как едет по тундре, привязав санки с рыбой к мощному Бурану, то воспринимаю это, как благо для малых народов. Признаки современной жизни в чем-то улучшают их жизнь. При этом коренные жители Ямала, как и встарь, добычливые охотники, хозяйственные оленеводы, умелые рыбаки.

Цивилизация - что ж, пусть она приходит. Но олень для тундровиков все равно вечен. Потому что он символ жизни, на нем она держится. Держалась. На нем и основана будет. Сохранить бы нам всем среду их обитания, вот в чем задача.

- Есть тревога за судьбу Ямала?

- Есть тревога за судьбу Ямала?

- Это как переживание за своего ребенка. Есть не то, чтобы тревога, а пожелание добра и процветания. Спокойствия. Желание уберечь от бед нашу хрупкую землю с ее такой ранимой природой. Не знаю, может быть, воздух на Ямале какой-то особенный, или небо не такое, как везде. Или звезды по-другому горят. Это, наверное, и есть то, что зовется голосом родины. Когда я возвращаюсь домой, в знакомые с детства места, из любых краев далеких, ярких, может быть, даже более живописных, чем тазовская тундра, но не родных, то явственно ощущаю, как душа наполняется таким, устойчивым равновесием. Покоем. Даже умиротворением. Иногда встречи с домом, с родиной, у меня случаются долгими, на несколько дней и даже недель. Чаще свидание с дорогими местами длится считанные дни, а то и часы. Но и этого хватает, чтобы подзарядиться. Набраться сил. И работать дальше.

- Сергей Николаевич, каким вы хотели бы видеть округ в дальнейшем, в пору новых юбилеев?

- Стабильным, прежде всего. Динамично развивающимся. Мы смогли превратить его из провинции, из рабочего уголка в многоликий регион, где люди не только работают, зарабатывая деньги, но полноценно живут. И не жалеют, что суровому краю отдают они многие годы жизни. В этом заслуга многих людей. От губернатора округа Юрия Неелова до сельской учительницы в Сеяхе, до водителя в Новом Порту, до вахтовика на Песцовом месторождении.

И хотелось бы, чтобы развитие округа не остановилось. Мы понимаем, конечно же, что запасы газа и нефти не вечны. Но начата разработка нового проекта «Урал промышленный - Урал Полярный». Обнаружены залежи твердых полезных ископаемых.

Неизменным остается главное богатство Ямала. Его люди. Северяне с их неповторимым, упорным и надежным характером. Я верю в своих земляков. Верю в то, что все начатое будет продолжено. Все мы вместе сможем подарить процветающий Ямал нашим детям. Чтобы юбилеи проходили один за другим - много, много раз. И каждый из них был настоящим праздником.

Сегодня о Ямале много спорят, существуют прямо противоположные мнения. Одни желают нам добра и процветания, другим не дает покоя наше благополучие. Навряд ли так могут судить люди, которые жили бы здесь лет пять-десять назад. Весь парадокс бытия нашего заключался в том, что регион, который обогревал и освещал почти всю огромную страну, СССР, Европу, по уровню жизни населения был очень далек от российских стандартов. Но мы привыкли к таким суждениям. Работали, работаем и будем обустраивать и приукрашать наш дом - Ямал.

Александр Белов.

Авторские права © 2004 Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.
103426, г. Москва, Б. Дмитровка, 26
Разработка веб-сервера: